Развитие

Полтергейст на Самотечной

 

\                             

 В № 10 за 1990 год, в анонсе будущих публикаций, мы, учитывая многочисленные просьбы читателей, обещали поместить материал о таком необычном и вызывающем ожесточенные споры явлении, как полтергейст. Что ж, слово дали — надо выполнять. Но когда обзорная статья была уже подготовлена, чрезвычайные события, разразившиеся в одной из московских квартир (кстати, в доме, расположенном сравнительно недалеко от редакции), нарушили наши планы. По свежим следам происшествия был написан очерк, с которого мы и предлагаем начать знакомство с полтергейстом.

 В этой квартире в доме 17а на Самотечной улице бушевал полтергейст. Интересно, что, когда ее жильцы переехали в другую квартиру, близ станции метро «Динамо», он (или оно?) отправился вслед за ними.

 «Это было жуткое зрелище...» — делились своими впечатлениями управдом Лариса Вигнанкер и старший лифтер Полина Солоухина с нашим корреспондентом, экспертом ассоциации «Экология непознанного» Анатолием Карташкиным.

Анатолий КАРТАШКИН, кандидат технических наук,
вице-президент Московского клуба фокусников

 

 Эти маленькие батарейные часы «Слава» стоят у меня на столе на самом видном месте. Но я никогда не смогу узнать по ним время — у них нет стрелок. Мало того — они разбиты, по белому пластмассовому корпусу змеится трещина, батарейка давно вы летела, а прямоугольный циферблат выпадает из пазов. «Зачем ты их держишь?» — удивляются те, кто приходит ко мне в гости. И тогда я отвечаю, что эти часы участвовали в одном из самых невероятных происшествий...

 Я уже собирался ложиться спать, когда раздался телефонный звонок.

 — Анатолий, — прозвучал в трубке голос зама главного «ТМ». — По нашим сведениям, на Самотечной улице полтергейст, примерно с октября. Сейчас же апофеоз. Выходи на Фоменко, к которому в связи с этим обратились из органов внутренних дел...

 — Случай достаточно активный, — сообщил мне Валентин Фоменко. — С одной стороны, типичный, а с другой — имеются необычные детали. Записывайте адрес...

 На следующее утро, 4 декабря 1990 года, я уже стоял перед запертой квартирой. Странное ощущение овладевало мной — сейчас внешне было все спокойно, а недавно, несколько дней назад, здесь шел разгул «нечистой силы».

 Они бегали по квартире, кричали: «Караул! Убивают! Откройте дверь кто-нибудь!» — рассказывала мне Полина Солоухина, старший лифтер. — А потом подъехала пожарная машина и подала им лестницу — на 6-й этаж...

 Это было жутко слышать! Над нашими головами страшно бухало, словно забивали сваи, — говорила соседка снизу, Надежда Анатольевна. — А тут еще лестницу пожарные подали не туда. Они подвели ее к балкону, а те кричат из комнаты: «К окну! К окну! Мы не можем выйти на балкон!» — и я указывала пожарным, куда следует эту лестницу передвинуть...

 Началось у них давно, — объясняла мне Лариса Вигнанкер, управдом. Около двух месяцев назад стали пропадать деньги. Николай принесет получку, глядь в бумажник — а нескольких купюр нет. Он принялся наблюдать. Несет деньги к подъезду — пересчитает, убедится, что все на месте. А зайдет в квартиру, достанет бумажник — пачка стала тоньше. Спустя же время деньги отыскиваются — то под шкафом, то за диваном, то в ящиках серванта, — но не все. И что странно — часть купюр оказываются разорванными в мелкие клочки. Ну, кому это нужно — рвать деньги, когда их и так недостает?

 Лариса Ивановна помогла восстановить общую картину. Родители уехали из квартиры 1 декабря около 18 часов, и трое мужчин — 44-летний Николай Салтыков с двумя племянниками — 23-летним Виктором и 16-летним Василием остались на ночь дежурить. Они хотели посмотреть, что случится, когда они дома одни, а отчасти — убедить скептически настроенного Виктора в творящихся фантастических вещах. И Виктор убедился...

 Когда им надоело сидеть в квартире, они вынесли кресла на лестничную площадку и сели там. Сидели, переговаривались. А потом в их сторону начали вылетать консервные банки — из пустой квартиры. Тогда они вернулись в комнату — боялись, что будут разбиты стеклянные двери на лестнице. Вернулись и сели за стол — решили немного поесть. Ну, и немного выпить. Для храбрости. Вот тогда-то и случился мощный разворот загадочного действа.

 Кусок сыра, брошенный неизвестно кем, опрокинул рюмку. Это оказалось прелюдией. Дальше последовало то, что Фоменко тактично назвал «необычные детали»: полтергейст принялся избивать ребят скалкой. Я знаком с описанием примерно двух-трех десятков полтергейстных проявлений, но прямое нападение — редкость. Возможно, отчасти виноваты сами ребята — на удары скалкой они ответили крепким матом, о чем потом сами же и пожалели. Но дело было сделано — полтергейст разошелся не на шутку. Скалка летала в темной комнате и дубасила всех по головам — одному, другому, третьему, и снова — в таком же порядке, строго его выдерживая. Они метались по комнате, нахлобучивали шапки, пытались защититься, затем влезли под стол и закрылись подушками. Немного стихло, и ребята, выждав время, решили вылезти. На голову Виктору, выкарабкавшемуся на четвереньках, неожиданно наделось ведро с водой, стоявшее неподалеку, и он оказался мокрым с ног до головы. Новая странность — выбравшись, они увидели, что диван спокойно и ровно светится. Изумленный Виктор сел на него, на покрывающую его клеенку, вгляделся — по поверхности струились маленькие микромолнии. Он провел пальцами — на диване остался более яркий след, а пальцам не было ни колко, ни щекотно — ничего, будто обычная клеенка. Чудеса...

 Лариса Ивановна рассказывала долго. Как из окон, вышибая стекла или оставляя в них аккуратные круглые отверстия, вылетали различные предметы — ножки стульев, металлические консервные банки (кстати, их тут же подобрали прохожие, и они так и не вернулись к своим хозяевам), бутылки... Как слегка ореольно светилась избивавшая их скалка (деревянная!) и от ударов проскакивали искры... Как, спасаясь от ударов, ребята отступили в коридор и — не смогли открыть замок наружной двери, который почему-то оказался заклиненным (тогда-то Николай и получил сильный удар под левый глаз летающим в воздухе предметом)...|Как они бросились в другую комнату и, захлопнув за собой дверь, навалились на ручку, стремясь не допустить полтергейст, — и тогда стали получать новые удары по голове и по спине...

 Я сидел в уютном кабинете Ларисы Ивановны и представлял себе ту страшную ночь, а в комнату заглядывали по надобности люди, прислушивались и, узнав, что я корреспондент «ТМ», оставались, несмотря на тяжелые магазинные сумки, и принимались припоминать новые подробности. Я все прилежно записывал. После чего, встретившись с Николаем Салтыковым, попытался уточнить детали, так сказать, из первых рук — вот тут-то и выяснилось, сколь свободной может оказаться человеческая фантазия.
 Например, мне говорили:
 — Они подбежали к входной двери, схватились за нее — а их как ахнет током!
     Николай:
 — Никакого тока не было. Просто я не смог открыть замок — вот что меня удивляет. В нем торчали неизвестно откуда взявшиеся два обойных гвоздика я их быстро вытащил, но замок не поддавался. Поэтому мы бросились к окнам звать на помощь.
 Мне сообщали:
 — Они не могли подойти к окнам — их отшибало!
     Николай:
  — Никто не отшибал. Я сам подходил к окну и кричал вниз, чтоб помогли открыть дверь снаружи. Я им и ключи бросил.
 Мне доказывали: 
 Ключи, которые вставлялись в замок, вылетали обратно!
      Николай: 
 Да нет, не вылетали. Просто никак не могли открыть. 
  Как же вы вышли? — поинтересовался я.
 — В окно влез милиционер. И тут полтергейст стих — как не бывало. Милиционер прошел сквозь комнату, вышел в прихожую — и открыл дверь. И выпустил нас.

 Замечу, что пожарные отказались взбираться по лестнице. Они заявили: раз огня нет, то и не наше дело. И тогда по лестнице полез милиционер старший сержант 64-го отделения Виктор Тарасенко.

 Но все-таки — до чего причудлива человеческая фантазия! И это всего через три дня после событий! Представляю, какие небылицы будут сочиняться спустя пару месяцев — никакой исследователь не доберется до сути, до реально происходившего...

 Потом я отправился в 64-е отделение милиции, что расположено на Долгоруковской улице. И встретился с сержантом Юрием Вешкиным. О, здесь я в полной мере оценил четкость изложения, умение отделить и систематизировать факты. Вешкин рассказывал подробно — с деталями, но без затуманивающих дело эмоций:

 — Лопанье оконных стекол происходило двояким образом — в одних случаях они выдавливались наружу, в других — падали внутрь комнаты. Или зеркало в серванте — изначально оно было вложено и закреплено в задней стене серванта заподлицо. Потом в него последовал удар предметом — скорее всего консервной банкой, так как на зеркале имеется выбитое круглое отверстие. После этого удара оно уменьшилось по высоте примерно на 4 см, причем верхняя кромка зеркала осталась строго параллельной нижней, будто срез был произведен алмазным резцом, а верхняя (боюсь сказать — отрезанная) полоска куда-то исчезла. Внизу, на дне серванта, валяются осколки от выбитого отверстия и отколотого правого верхнего угла зеркала, но осколков от срезанной сверху части нет. Я подумал, что зеркало от удара, возможно, провалилось вниз на 4 см, например, в скрытый под ним паз, и попытался отыскать его — однако никаких прорезей и пустот под зеркалом не обнаружил.

 Жертвы полтергейста: Николай... Виктор и... Василий.

 И я, когда оказался в разгромленной квартире Салтыковых, обратил на это зеркало особое внимание — тщательно обследовал его. Вешкин оказался прав — оно не могло провалиться вниз. Тогда я решил, что оно, вероятно, сжалось по вертикали — и тогда отражение в нем должно исказиться, как в кривых зеркалах «комнаты смеха». Ничего подобного — мое лицо в зеркале было совершенно нормальным. Еще одна загадка полтергейста?

 Не скрою — далеко не все поверили в дела полтергейстные, рассказанные мною после изысканий. А один доктор наук, выразительно щелкнув себя пальцем по горлу, весело подмигнул и сказал:

 — Ну, с кем не бывает! Напились ребята, потом подрались, расколотили мебель — вот и придумали историю в оправдание. Чем необычнее, тем труднее проверить. Нет, не верю я в сказочки про полтергейст. Не ве-рю!

 Следовательно, понял я, нужны более весомые доказательства. Например, независимые свидетели. И тогда я вновь отправился в 64-е отделение.

 Свидетели полтергейста из 64-го отделения милиции: старший сержант Олег Сергеев... и сержант Юрий Вешкин.

           Слово сержанту Владимиру Мартину:

 Это случилось ночью 30 ноября, после часа. Наш наряд заступил на дежурство в этой квартире. Я сел в комнате с балконом — у самого выхода, возле шкафа, лицом к балконной двери. Выключил свет. Минут через 15 над моей головой раздался удар в стенку шкафа — сантиметров на 10—15 выше головы. Это был пузырек с кремом. Он ударился о стенку шкафа, отскочил, упал на пол и разбился.

 Откудаон взялся? — спросил я. 
 По-видимому, прилетел из кухни, — ответил Мартин.—Я его запомнил при предварительном осмотре квартиры. Он  стоял в кухне на холодильнике. Не заметить его было трудно — он стоял на холодильнике в одиночестве.
 Но тогда пузырек должен был обогнуть в полете все коридорные углы, заметил я.
 Возможно, так оно и было, — согласился Мартин. — Хотя самого полета я не видел — ведь свет мы потушили.

 Помните о будильнике «Слава» — разбитом, без батарейки? Так вот — он из той «полтергейстной» квартиры. Мне разрешил взять его с собой Николай Салтыков. А рассказал о нем Владимир Мартин. Мало того, что этот миниатюрный будильник дважды совершал полет по комнате, падал с серванта по неизвестной причине — его поднимали, ставили на место, а он снова падал. Мартин рассказал иное:

 — При осмотре мы обнаружили на серванте странный будильник — на его циферблате цифра 6, традиционно находящаяся внизу, теперь располагалась вверху, а 12 — внизу. Я спросил у хозяина — отчего так? Но тот, будучи во взволнованном состоянии, лишь пожал плечами — не знаю, мол. Я посмотрел еще раз — сам будильник стоял нормально, перевернут вверх ногами не был.

           Николай Салтыков:

 — Когда милиционеры ушли, я вспомнил о будильнике и тоже удивился, почему это у него циферблат развернут не так, как нужно? Приблизился к серванту и остолбенел — циферблат на будильнике находился в самом нормальном положении... Бред какой-то.

 Еще раз замечу, что, забрав будильник с собой, я нарушил правила. Известно, что иногда полтергейст переходит на людей, посетивших «нехорошую» квартиру. Но любопытство иногда превозмогает технику безопасности. Впрочем...

 Впрочем, благодаря этому полтергейсту я познакомился с двумя симпатичными людьми — молодым корреспондентом «Недели» Егором Друзенко и мастером фотожурналистики Виктором Ахломовым. Они приехали на место происшествия и оказались свидетелями фактических полетов и загадочных падений батареек «373», таинственных ударов по стеклам — независимыми свидетелями.

 Впрочем, как и я. Сфотографировав Василия и Виктора, я принялся развинчивать фотоаппарат, чтобы спрятать его в плоский «дипломат», как вдруг уголком глаза уловил полет зеленоватого предмета — поднял голову и увидел конечную фазу мчащейся в воздухе батарейки «373». Она ударилась в угол стены на расстоянии 2—2,5 м от меня и упала на пол. Удар был достаточно сильным — при приличной скорости. Попади она в голову, это запомнилось бы надолго. Случилось это 7 декабря 1990 года в 15 ч 41 мин. Эти подробности привожу для скептиков.

 Впрочем, подозреваю, что скептиков такое не очень убедит. Что ж, полтергейст крепко хранит свою тайну. Возможно, скептики и правы в своем упорстве. Конечно — и я прекрасно их понимаю, — нельзя вдруг поверить в чудо, да еще всерьез. И репортаж этот не претендует на исчерпывающее описание, на скрупулезный протокол фактических событий, его задача скромнее — привлечь внимание к этому редкому явлению. Ибо кто знает, какие сюрпризы ожидают нас впереди...

          Рассказывает старший сержант милиции Олег Сергеев:

 Я дежурил в кухне в ночь с 29 на 30 ноября. Мы сидели в темноте. Страха не было. А вот напряжение ощущалось. Все-таки к возможному нападению нужно быть готовым. Поэтому я занял позицию в центре кухни — стоял и смотрел. Призрак появился около трех часов ночи. Я его сначала не заметил отчасти потому, что было темно, отчасти потому, что подумал, будто это моя тень. Мне припоминается, что он возник в углу, у косяка двери — дело в том, что я как раз смотрел на дверь, только не прямо, а немного под углом. Потом, постояв, он начал двигаться — не быстрыми, но ритмичными шажками вбок, к холодильнику. Дошел до него, замер, затем двинулся в обратном направлении такими же шажками — приблизился к шкафу, остановился, помедлил и опять направился к холодильнику...
 Вы видели сквозь него? — задал я вопрос.
 Да, — ответил Олег. — Он был прозрачный.
 А на кого он был похож?
Ни 
на кого, просто тень. Высотой около 70 см. Отчетливо виднелась голова. Шеи практически не было — прямо от основания головы шло расширение, как у людей в локтях, когда руки засунуты в карманы брюк, но просветов между «руками» и «туловищем» заметно не было. Снизу, как и у силуэтов людей, призрак сужался. Однако ног я не разглядел.
 Его шажки были слышны?
 Нет
, — уверенно произнес Олег Анатольевич. — Никаких звуков я не уловил. Но знаете, какое у меня создалось впечатление? Что мы друг другу мешали. Я вроде бы направлялся в коридор, а он мне загораживал дверь; он же будто бы собирался двинуться к окну, а я ему перегораживал дорогу.
 Долго длилось его присутствие?
 Вероятно, секунд тридцать...
 И чем все кончилось?
 Наши
сотрудники зажгли в коридоре свет; увидев свет, я невольно отвлекся, а когда поспешил снова посмотреть в направлении призрака, того уже не было...

 Сообщение Олега Сергеева, разумеется, необычно, однако я не могу не подивиться его наблюдательности. Его бы восприятие да кое-кому из наших исследователей!

 ...Странное отверстие в кухонном окне (позади стекла находится кусок фанеры)... разбитое зеркало в прихожей, впаявшиеся в потолок осколки стекла... разбитая люстра.

 Ну, и уж раз разговор зашел на неправдоподобно-реальную тему, не могу умолчать о том, что поведала мне одна из соседок «странной» квартиры на Самотечной улице.

 Муж моей знакомой сильно курит, а она табака терпеть не может. Вот и выгоняет его из квартиры на время перекуров. А поскольку его и с лестничной площадки гонят, он взбирается на крышу и дымит там. Да не только дымит: прихватывает с собой подзорную трубу, устраивается у выступа и разглядывает звездное небо. И вот с августа 1990 года он обнаружил, что над Центральным театром Советской Армии неизменно висит НЛО треугольной формы1. Недавно он заметил в нем какие-то изменения и позвонил нам: «У вас все в порядке? Ничего не происходит?» Я ответила, что у нас-то все нормально, а вот у соседей начался полтергейст!..

 Если мне скажут, что мало ли кто чего наговорит, я соглашусь, но добавлю — в то время, когда в квартире Салтыковых бушевал полтергейст, соседка этажом выше, живущая точно над «бомбящейся» квартирой, увидела склонившийся над ней силуэт человека в серебристом скафандре...

 Может быть, это совпадение — может быть. Не исключено, что произошло галлюцинирование — не исключено. Однако остается фактом, что в последнее время количество полтергейстных случаев возросло, и тенденция их развития не свидетельствует об их уменьшении. И люди, на мой взгляд, должны быть готовы к аномалиям подобного рода. Бояться их не нужно, а вот быть готовым — необходимо. Так или иначе — слово за серьезными исследованиями, за опытными и грамотными учеными.

  Из книги "МОСКВА:Феномены Аномалии Чудеса" Л.Г.Гаврилов В.А.Чернобров В.А.Климов